О.А. Андреева
История государства и права зарубежных стран
Учебное пособие. – Таганрог: Изд-во ТТИ ЮФУ, 2011. – 311с.

Предыдущая

1.5. История государства и права в Новое и Новейшее время

1.5.3. Конституционное законодательство в Англии после реставрации Стюартов 1660 г. Хабеас корпус акт 1679 г.

Новый король Карл II в так называемой Бредской декларации (1660) обещал, что вопросы о прощении участников революции, вероисповедании, содержании армии, правовом режиме земель роялистов будут разрешены парламентом в кратчайшие сроки и «по справедливости», что и было сделано.

В рассматриваемый период в Англии возникают две новые партии – тори и виги. Первая представляла интересы короля, а вторая объединила буржуазию и среднее дворянство, находившихся в то время в оппозиции. Партии еще не были организационно оформлены, но их появление знаменовало собой новый этап в политико-правовой истории Англии.

В парламенте созыва 1660 г. господствовали тори, и поэтому законодательство периода 1660-1679 гг. отличалось заведомой консервативностью. Между тем, получив парламентское большинство, виги в 1679 г. приняли «Акт о лучшем обеспечении свободы подданных и о предупреждении заточений за морями» (Хабеас корпус акт, Habeas corpus act). Этот закон, прежде всего, создал гарантии неприкосновенности для членов парламента от преследования королевских чиновников. Но параллельно в нем были предусмотрены гораздо более широкие, чем прежде, гарантии прав личности на первой стадии уголовного процесса – стадии задержания подозреваемого.

Лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, имело право потребовать выдать ему приказ Хабеас корпус, которым устанавливались обязанности лица (тюремного надзирателя, шерифа и др.), в ведении которого находился задержанный, по требованию последнего в трехдневный срок доставить его в суд для рассмотрения причин задержания и возможного освобождения под денежный залог. Предварительно должностное лицо обязано было «удостоверить истинные причины задержания арестованного». В случае невыполнения данной процедуры на должностных лиц, задержавших подозреваемого, налагался штраф в размере 100 фунтов, а после второго подобного случая – 200 фунтов, и следовало увольнение с должности. Если же судья отказывался выдать приказ Хабеас корпус, ссылаясь на отпускное время, то он был обязан уплатить штраф и размере 500 фунтов стерлингов. Все перечисленные штрафы шли и пользу заключенного.

Конечно же, Хабеас корпус не лишен недостатков. Во-первых, он не распространялся на категории тяжких преступлений (felony); во-вторых, денежный залог, под который мог быть отпущен задержанный, устанавливался по усмотрению судьи, правда, «сообразно состоянию заключенного и роду его преступления» (ст. III). Впоследствии выяснилось, что судьи королевских судов назначали слишком крупные суммы в качестве залогов, которые заключенные были не в состоянии заплатить. В-третьих, парламент имел право приостанавливать действие закона Хабеас корпус, что неоднократно и происходило впоследствии. Тем не менее положительные стороны процедуры Хабеас корпус были очевидны. Лицо, освобожденное по этому приказу, нельзя было вновь заключить в тюрьму и арестовать до суда за то же преступление. Запрещалось переводить задержанного из одной тюрьмы в другую, а также содержать его без суда и следствия в тюрьмах заморских владений Англии. В законе были отражены принципы презумпции невиновности задержанного, необходимости соблюдения законности при задержании, оперативного судопроизводства с «надлежащей правовой процедурой» (due process of law). В дальнейшем Акт 1679 г. наряду с Великой Хартией Вольностей 1215 г. стал важнейшим конституционным документом страны, вошедшим в «золотой фонд» британской неписаной конституции.

В 1685 г. на королевский престол взошел Яков II Стюарт (1633-1701), который проводил реакционную полуфеодальную политику, не устраивавшую даже самые консервативные круги английского общества. Больше всего он желал восстановления абсолютизма, для чего значительно увеличил численность армии, расширил привилегии дворянства, находился под воздействием католических кругов, чем восстановил против себя англиканскую церковь. В такой ситуации парламент не стал поддерживать короля. Тори и виги объединились и совершили так называемую «Славную революцию» (1688) – дворцовый бескровный переворот: Яков II Стюарт был свергнут, а на престол в 1689 г. был возведен Вильгельм Оранский (1650–1702) – штатгальтер Нидерландов и зять Якова II. 13 февраля 1689 г. он был провозглашен правителем Англии под именем Вильгельма III.

Новый король был политически слабой фигурой и практически не оказывал влияния на государственную власть. В Англии реально утвердилась конституционная монархия. При этом власть в центре и на местах оказалась в руках крупных землевладельцев, представленных в парламенте, которые обязались соблюдать насущные интересы буржуазии.

По вступлении на престол в начале 1689 г. Вильгельм III подписал Билль о правах, определивший приоритетное место парламента Англии в системе государственного механизма. В Билле устанавливалось верховенство парламента в области законодательства. Приостановление законов или их исполнение без согласия парламента признавались незаконными (ст. 1–2), как незаконными объявлялись и любые изъятия из законов королевским повелением без санкции парламента. Признавалось недопустимым также ограничение выборов членов парламента, который должен созываться «достаточно часто» (ст. 8 и 13), и преследование за вольнодумные высказывания в парламентских прениях (ст. 9). Взимание сборов в пользу короны без согласия парламента признавалось тоже» незаконным (ст. 4), равно как и содержание постоянного войска в мирное время без соответствующего парламентского согласия (ст. 6).

Что касается прав английских подданных, то ст. 10 и 11 Билля признавали недопустимым взимание чрезмерных налогов, наложение чрезмерных штрафов или жестоких и необычных наказаний; в списки же присяжных заседателей судов надлежало включать авторитетных лиц из состава свободных землевладельцев.

С момента принятия этого акта в государственном механизме Англии закрепились два принципа: регулярное проведение парламентских выборов и запрет монарху предпринимать значимые действия без согласия парламента. Впоследствии возросла политическая роль нижней палаты парламента – палаты общин, в которой попеременно большинство оказывалось то у консерваторов-ториев, то у либералов-вигов, т.е. сформировалась двухпартийная система правления. В то же время королю по-прежнему предоставлялись право абсолютного вето на законопроекты и значительная часть исполнительной и судебной власти.

Билль о правах справедливо оценивают как первый законодательный акт, закрепивший конституционные основы парламентарной монархии в Англии. Он по сей день является важнейшей составной частью британской неписаной конституции. Акт об устроении, или Закон о престолонаследии, принятый в июне 1701 г., установил порядок престолонаследия, учитывая бездетность Вильгельма III. Кроме того и в этом главное значение Закона о престолонаследии – были закреплены важные принципы государственного строя Англии – принцип контрасигнатуры и несменяемости судей (ст. 2). Первый принцип признавал действительность акта короля лишь после подписания его соответствующим министром, а второй – отстранение судей от должности по представлению парламента. К важным принципам можно отнести также принцип несовместимости занятия должности на королевской службе с членством в палате общин. Правда, данный принцип вскоре был отменен (Акт о должностях 1707 г.). Принцип о недопустимости королевского помилования в случае осуществления процедуры импичмента в отношении должностных лиц Англии укоренился в конституционном праве этой страны. Акт об устроении (престолонаследии) 1701 г. также остается основой неписаной британской конституции.

В течение XVIII в. английское законодательство последовательно ограничивало власть короля. Взаимоотношения исполнительной и законодательной властей регулировались в основном практикой формирования правительства Его (Ее) Величества. Монарх юридически остался главой государства, но постепенно превратился лишь в номинального лидера. Кабинет, точнее премьер-министр, стал действовать, хотя и от имени короля, но фактически самостоятельно. Параллельно с концентрацией властных прерогатив в руках кабинета решался и вопрос об ответственности исполнительной власти перед парламентом. Эта ответственность перекладывалась с короля на министров в соответствии с процедурой контрасигнатуры. Также стал утверждаться принцип формирования правительства из одной, победившей на выборах партии. Правительство не могло работать без одобрения его действий парламентом, в противном случае оно отправлялось в отставку, причем в полном составе (солидарная ответственность). Но начиная с 1784 г. кабинет, возглавляемый премьер-министром, может избежать отставки, потребовав роспуска парламента и назначения новых выборов. Таким образом, в Англии XVIII в. формируются новые принципы взаимоотношений в системе исполнительной власти, основанные на принципах сдержек и противовесов.

Промышленный переворот, завершившийся в Англии к середине XIX в., существенно изменил соотношение сил в пользу буржуазии. Она стала добиваться такого перераспределения власти, которое соответствовало бы ее возросшему значению в обществе. Парламент, и особенно палата общин, играл решающую роль в политической жизни страны, но из-за устаревшей избирательной системы абсолютное большинство в парламенте составляли аристократия и буржуазия. Так, активным избирательным правом еще со времен сословно-представительной монархии обладали в графствах лишь фригольдеры с 40 шиллингами годового дохода. А пассивным избирательным правом по Акту 1710 г. наделялись лица, имевшие значительный доход с недвижимой собственности – 600 фунтов стерлингов в год в графстве и 300 фунтов стерлингов – в городе. Высокие цензы обострили борьбу за новые избирательные права в течение    XIX в.

Буржуазия стремилась к установлению господства в палате общин, но благодаря архаической избирательной системе нижняя палата парламента находилась в руках земельной аристократии. В разных городах избирательные цензы были неодинаковы: по одним требовалось членство в корпорации или гильдии, по другим – уплата налогов и повинностей, по третьим – женитьба на дочери лица, пользовавшегося правом избирать, и т.д. Обезлюдевшие малые города, метко прозванные «гнилыми», по старинке посылали в парламент двух-трех депутатов. В то же время крупные промышленные центры были лишены такого права.

Из 14-миллионного населения Англии и Уэльса ко времени проведения избирательной реформы 1832 г. правом голоса пользовалось около трехсот тысяч человек. Значительная часть буржуазии не могла представлять свои интересы в парламенте и требовала преобразования избирательной системы. Аристократия яростно этому сопротивлялась: тори боялись реформы, считали ее чересчур демократической, революционной и даже разрушительной. Однако оппозиции удалось привлечь на свою сторону народные массы, и движение за реформу развернулось по всей стране. Виги, более тесно, чем тори связанные с буржуазией, были вынуждены пойти на некоторые уступки согласно правилу, которое позднее сформулировал английский конституционалист У. Беджгот: «Нужно жертвовать доходами, чтобы сохранить капитал, нужно быть уступчивым в осуществлении власти, чтобы не потерять ее совсем».

Утвержденный в июле 1832 г. Акт об улучшении народного представительства в Англии и Уэльсе лишил представительства в парламенте 56 «гнилых» местечек и все города, в которых насчитывалось менее 2 тыс. человек. Поселения, где проживало от 2 до 4 тыс. человек, теперь стали избирать только одного депутата. В итоге в палате общин оказались вакантными 143 места. Они были распределены следующим образом: 62 места предоставили графствам, 63 – городам и 18 – Шотландии и Ирландии.

Одновременно с перераспределением вакансий вводился новый избирательный ценз. Согласно избирательной реформе 1832 г. избирательное право получили мужчины, достигшие возраста 21 года и имевшие недвижимость (землю или строения), приносившую доход не менее 10 фунтов стерлингов, а также платившие налог на бедняков. Ценз оседлости для них составил 6 месяцев. По этому закону были перераспределены мандаты, и крупные промышленные города получили своих представителей.

Впоследствии кризис перепроизводства 1836–1838 гг. и борьба за избирательные права послужили толчком к возникновению политического движения чартизма. Рабочие требовали всеобщего избирательного права для мужчин, отмены имущественного ценза, равного представительства, уравнивания избирательных округов, ежегодных выборов в парламент, тайного голосования, вознаграждения труда депутатов. Эти требования парламенту участники движения изложили в виде Петиции о народной хартии. В 1838-м, 1840-м и 1848 гг. чартисты трижды подавали петиции в парламент, но он каждый раз отвергал их. Хотя чартизм и потерпел поражение, но позже вынудил английскую буржуазию и лендлордов пойти на политические реформы в 60-х гг. XIX в.

Так, в 1867 г. была проведена избирательная реформа, согласно которой численность избирателей возросла более чем на миллион за счет предоставления избирательного права не только владельцам домов, но и их съемщикам, платившим в год не менее 10 фунтов стерлингов за аренду жилья. В результате проведения реформы рабочая аристократия наряду с промышленной и торговой буржуазией получила возможность участвовать в парламентских выборах. Подкупая ее более высокой заработной платой, предоставляя некоторые политические права, буржуазия использовала эту социальную группу в борьбе с пролетариатом, и она стала частью либеральной партии.

В графствах по реформе 1867 г. имущественный ценз был снижен с 10 до 5 фунтов годового дохода. Право голоса в городах получили лица, арендующие в течение года немеблированную квартиру за 10 фунтов. Такого рода помещения могли занимать и представители высокооплачиваемой рабочей аристократии. Тем не менее 2/3 мужского населения Англии (рабочие) и, естественно, все женщины были лишены избирательных прав.

В конце XIX в. (1884–1885) была проведена новая избирательная реформа, сущность которой составляли законодательное закрепление установленной ранее процедуры тайного голосования, увеличение численности сельских избирателей за счет мелких арендаторов. Основное значение этой реформы состояло в том, что право голоса в графствах предоставлялось лицам, арендующим немеблированные квартиры за плату в размере 10 фунтов в год. Численность избирателей в итоге реформы увеличилась на 2 млн человек, однако по-прежнему не имели избирательных прав женщины, мужчины моложе 21 года, лица, которые в течение года получали помощь от прихода, а также жители, прожившие в округе менее определенного избирательным цензом срока.

Реформа 1885 г. установила и новый принцип представительства от избирательного округа. Избирательный округ с населением от 15 тыс. до 50 тыс. человек, но менее 65 тыс. выставлял двух депутатов. Округ с населением более 65 тыс. жителей избирал в парламент трех депутатов. В то же время сохранялась мажоритарная система относительного большинства голосов на выборах, т.е. в случае неполучения кандидатами абсолютного большинства (50%+1) в округе голосования побеждал тот, кто получал относительное большинство, пусть даже за него проголосовала незначительная часть избирателей.

[1. С. 382-412; 2. С. 1-24; 1-7; 11-12; 15; 18-20; 22].

Контрольные вопросы

1.  Развитие конституционной монархии в XVIII в.

2.  Избирательные реформы. Реформа 1911 г.

3.  Возвышение исполнительной власти: деятельность кабинета министров.

Предыдущая

Поиск

Реклама