Поиск

Реклама



Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцева, П.В. Крашенинников, Е.Ю. Юшкова, В.В. Ярков
Настольная книга нотариуса

Учебно-методическое пособие. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во «Волтерс Клувер», 2004.

Предыдущая

Глава 3. Контроль за деятельностью нотариусов

§3. Судебный контроль за деятельностью нотариусов

3. Косвенный судебный контроль

Косвенный судебный контроль осуществляется судами общей юрисдикции и арбитражными судами при рассмотрении практически всех дел, так или иначе связанных с нотариальными актами. Так, при рассмотрении судами споров о признании сделок купли-продажи недвижимости, иных сделок, прошедших нотариальное удостоверение, суд общей юрисдикции осуществляет косвенный судебный контроль за действиями и актами нотариуса, поскольку права и обязанности сторон, по поводу осуществления которых возник спор, основаны на нотариально удостоверенной сделке. Практика работы судов общей юрисдикции складывается таким образом, что суды привлекают нотариусов в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования на предмет спора. Она не соответствует ГПК в том плане, что суд проявляет активность за рамками принципов диспозитивности и судейского руководства. Инициатива в привлечении третьих лиц должна исходить только от самих лиц, участвующих в деле, поскольку суд сам не является субъектом доказывания и соответственно не должен привлекать по собственной инициативе участников процесса.

Здесь можно дать для нотариусов следующие рекомендации. Во-первых, не следует уклоняться от участия в судебном разбирательстве, поскольку тем самым нотариус лишает себя возможностей отстаивания своих интересов и обоснования своей правовой позиции. Во-вторых, всегда следует акцентировать внимание на правильности определения как предмета доказывания, так и самого предмета спора. Изучение практики показывает, что в основном по спорам, связанным с осуществлением косвенного контроля за нотариальными действиями, причиной их возникновения являются ошибки, допущенные не нотариусами, а другими органами и должностными лицами. Нотариальные акты в таких спорах являются юридическими фактами, продолжающими развитие какого-либо фактического состава.

Например, в судах нередко оспариваются нотариально удостоверенные договоры купли-продажи недвижимости, основанные на незаконно проведенной приватизации жилых помещений (без участия несовершеннолетних детей, без участия лиц, сохраняющих право временного проживания). Поскольку, как уже указывалось ранее, нотариусу не дано право оценки правомерности действий органов, передающих жилые помещения в собственность граждан, то при привлечении нотариуса к участию в таких спорах следует заявлять ходатайства об исключении нотариуса из числа лиц, участвующих в деле, и его возможном участии в деле только в качестве свидетеля.

При разрешении дел в арбитражном процессе арбитражные суды также осуществляют косвенный контроль за нотариальными актами, например, арбитражный суд вправе отказать в обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество вследствие дефектов договора ипотеки, отсутствия каких-либо его существенных условий, делающих договор ипотеки недействительным. Однако прямого контроля за действиями нотариусов арбитражные суды осуществлять не вправе, равно как и привлекать их к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, поскольку споры с участием нотариусов арбитражным судам неподведомственны.

В этом плане можно привести для примера Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 января 1998 г. N 5754/97.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ на решение от 28 мая 1997 г. и Постановление апелляционной инстанции от 28 июля 1997 г. Арбитражного суда Саратовской области по делу N 1694/97-3. Крестьянское хозяйство С.М. Федотова «Росток» обратилось в Арбитражный суд Саратовской области с иском к акционерному коммерческому агропромышленному банку «Комплексбанк» в лице его Татищевского филиала и к нотариусу поселка Татищево и Татищевского района Саратовской области М.Ю. Угловской о признании недействительной исполнительной надписи нотариуса от 13 марта 1996 г. N 267 на взыскание по кредитному договору от 20 января 1993 г. за период с 20 января 1993 г. по 5 мая 1996 г. 3000000 рублей основного долга, 1182212 рублей процентов и 41 822 рублей, уплаченных взыскателем по тарифу за совершение исполнительной надписи.

Решением от 28 мая 1997 г. в удовлетворении исковых требований было отказано. Постановлением апелляционной инстанции от 28 июля 1997 г. решение оставлено без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ предлагалось судебные акты отменить и производство по делу прекратить ввиду неподведомственности спора арбитражному суду. Президиум посчитал, что протест подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

По кредитному договору от 20 января 1993 г. Комплексбанк выдал крестьянскому хозяйству «Росток» 5000000 рублей бюджетных средств с условиями уплаты за пользование ими 8 процентов годовых и возврата в сроки, предусмотренные срочными обязательствами, но не позднее 1 декабря 1997 г.

Согласно срочным обязательствам заемщик должен был возвратить по 1000000 рублей 1 ноября 1993 г., 10 ноября 1994 г., 10 ноября 1995 г. Поскольку кредит в эти сроки не погашался, Комплексбанк, считая требование о взыскании долга бесспорным, обратился к нотариусу М.Ю. Угловской, которая учинила исполнительную надпись от 13 марта 1996 г. N 267 о взыскании задолженности. Названный документ был исполнен судом общей юрисдикции путем реализации имущества истца.

В соответствии с ч. 2 ст. 49 Основ законодательства РФ о нотариате возникший между заинтересованными лицами спор о праве, основанный на совершенном нотариальном действии, рассматривается судом или арбитражным судом в порядке искового производства. Крестьянское хозяйство С.М. Федотова «Росток», являясь заинтересованным лицом, обратилось в арбитражный суд за защитой своих прав и интересов, вытекающих из совершения нотариальной надписи. Фактически его заявление содержит жалобу на действия нотариуса и исковое требование о признании не подлежавшей исполнению исполнительной надписи нотариуса. Таким образом, арбитражный суд в соответствии со ст. 22 АПК обоснованно принял к своему производству спор о праве гражданском.

Что касается рассмотрения судом жалобы истца на действия нотариуса по поводу совершения нотариальной надписи и принятия в этой части решения, то данные действия арбитражного суда являются неправомерными, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 49 Основ законодательства РФ о нотариате такие дела подведомственны суду общей юрисдикции. Нотариус мог быть привлечен к участию в деле лишь в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. При таких обстоятельствах согласно п. 1 ст. 85 АПК производство по делу в этой части подлежит прекращению.

Рассматривая спор о признании не подлежавшей исполнению исполнительной надписи нотариуса, суд правильно оценил доказательства и пришел к выводу, что сроки возврата кредита и процентов за пользование им, установленные в срочных обязательствах заемщика, наступили. По условиям кредитного договора от 20 января 1993 г. заемщик предоставил банку право списывать с его расчетного счета сумму кредита, срок погашения которого наступил. На момент совершения нотариусом исполнительной надписи (13 марта 1996 г.) крестьянское хозяйство С.М. Федотова «Росток» не погасило задолженность по кредиту и процентам в срок, установленный срочными обязательствами. Следовательно, исполнительная надпись от 13 марта 1996 г. N 267 подлежала исполнению и оснований для удовлетворения иска в части признания ее не подлежавшей исполнению не имелось.

Уплаченная истцом государственная пошлина в сумме 834900 рублей подлежит возврату в связи с прекращением производства по делу в части иска об обжаловании неправильно совершенного нотариального действия. Вместе с тем истцом не уплачена государственная пошлина по требованию о признании не подлежавшей исполнению исполнительной надписи, поэтому 834900 рублей засчитываются в счет государственной пошлины по второму требованию.

Учитывая изложенное и руководствуясь ст. 187 АПК, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ постановил решение от 28 мая 1997 г. и Постановление апелляционной инстанции от 28 июля 1997 г. Арбитражного суда Саратовской области по делу N 1694/97-3 изменить. В части требования о признании недействительной исполнительной надписи нотариуса поселка Татищево и Татищевского района Саратовской области М.Ю. Угловской от 13 марта 1996 г. N 267 производство по делу прекратить. Судебные акты в части отказа в иске о признании не подлежавшей исполнению указанной исполнительной надписи нотариуса оставить без изменения[92].



[92] См. также аналогичное Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 ноября 1995 г. N 2775/95.

Предыдущая