Поиск

Реклама



Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцева, П.В. Крашенинников, Е.Ю. Юшкова, В.В. Ярков
Настольная книга нотариуса

Учебно-методическое пособие. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во «Волтерс Клувер», 2004.

Предыдущая

Глава 32. Нотариат в международном гражданском обороте

§7. Подтверждение юридической силы документов из-за границы

3. Режим Гаагской конвенции 1961 г. (апостиль)

В отношениях между странами - участницами Гаагской конвенции 1961 г. действует другой порядок. Данная Конвенция с целью подтверждения достоверности официальных документов, выданных на территории соответствующих государств - ее участниц, предусматривает достаточно простую юридическую процедуру - удостоверение подлинности подписи и статуса лица, подписавшего документ, а в необходимых случаях и подлинности печати или штампа, которым скреплен документ, путем проставления апостиля. Апостиль удостоверяет подлинность подписи, качество, в котором выступает лицо, подписавшее документ, и подлинность печати и штампа, которыми он скреплен[253].

Апостиль как специальный штамп проставляется по ходатайству подписавшего лица или любого предъявителя документа. Сами подпись, печать или штамп, проставляемые на апостиле, не требуют никакого заверения. Заголовок апостиля обязательно должен содержать текст на французском языке. Апостиль в каждом государстве проставляется компетентным органом, который уполномочен на это в соответствующем государстве. В России таковыми являются органы юстиции. Кроме того, как следует из содержания указаний Минюста РФ от 7 августа 1992 г. «О некоторых вопросах проставления апостиля», органы юстиции не проставляют апостиль на подлинниках документов, оформляемых по линии органов внутренних дел, прокуратуры и государственных архивов, апостиль на которых проставляется учреждениями указанных ведомств. Аналогичные функции имеет Министерство образования РФ, его территориальные органы, архивные органы краев и областей, Росархив.

Гаагская конвенция 1961 г. распространяется на официальные документы, которые были совершены на территории одного из договаривающихся государств и должны быть представлены на территории другого договаривающегося государства. В качестве официальных документов по ст. 1 Гаагской конвенции 1961 г. рассматриваются:

а) документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющихся юрисдикции государства, включая документы, исходящие от прокуратуры, секретаря суда или судебного исполнителя;

b) административные документы;

c) нотариальные акты;

d) официальные пометки, такие как отметки о регистрации; визы, подтверждающие определенную дату; заверения подписи на документе, не засвидетельствованном у нотариуса.

В соответствии с указаниями Минюста РФ от 7 августа 1992 г. «О некоторых вопросах проставления апостиля» страны - участницы Гаагской конвенции 1961 г. принимают направляемые из Российской Федерации официальные документы с апостилем, проставляемым начиная с 31 мая 1992 г. Апостиль проставляется на подлинниках официальных документов, исходящих лишь от учреждений и организаций Российской Федерации как участницы Гаагской конвенции 1961 г. Что же касается документов, выданных учреждениями иных государств (бывших союзных республик в составе СССР), то они не могут быть приняты на территории России к проставлению апостиля на подлинниках, поскольку это явилось бы нарушением суверенитета государств, учреждения которых выдали данные документы.

Для проставления апостиля в орган юстиции могут быть представлены не только документы подведомственных учреждений и судов, но и, как указано в Гаагской конвенции 1961 г., иные официальные документы, исходящие от органа или должностного лица, подчиняющегося юрисдикции государства, административные документы, официальные пометки: отметки о регистрации; визы; заверения подписи на документе, не засвидетельстванном у нотариуса.

Согласно п. 13 приведенных указаний Минюста РФ апостиль должен быть проставлен на уставах и учредительных документах, на патентной и иной документации, исходящей от органа государственной власти или управления (на свидетельствах о регистрации, лицензиях и т.п.).

Судебная практика по Гаагской конвенции 1961 г. Приведем пример из п. 6 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 1996 г. N 10 «Обзор практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 года»: арбитражный суд принимает иностранные документы без их легализации в случаях, предусмотренных Гаагской конвенцией 1961 г.

В арбитражный суд обратилась швейцарская компания с иском о признании недействительным договора купли-продажи пакета акций, проданного на конкурсе. Арбитражный суд отказал в принятии искового заявления, сославшись на то, что представленные швейцарской фирмой документы о регистрации фирмы и доверенность на предъявление иска подписаны ненадлежащим образом и не прошли процедуру легализации. Швейцарская фирма обжаловала определение об отказе в принятии искового заявления, сославшись на то, что представленные ею документы не требуют легализации и оформлены в порядке, определенном международным договором.

Российская Федерация и Швейцария являются участницами Гаагской конвенции 1961 г. Статья 2 этой Конвенции предусматривает, что «каждое из договаривающихся государств освобождается от легализации документов, на которые распространяется настоящая Конвенция». Статья 1 Конвенции к таковым относит и документы административного характера. Единственной формальностью, которая подтверждает подлинность подписей должностных лиц и печатей, согласно ст. ст. 3 и 4 Конвенции является проставление апостиля (штампа с заголовком на французском языке - «Apostille (Convention de la Haye du 5 octobre 1961)»).

Официальные документы из стран - участниц Гаагской конвенции принимаются на территории России с апостилями, проставленными с 31 мая 1992 г. Представленные швейцарской фирмой документы относились к разряду административных. Подписи должностных лиц на всех документах, в том числе на доверенности, были заверены апостилем нотариуса в Цюрихе. Перевод этих документов был сделан в Москве, подпись переводчика была заверена апостилем московского нотариуса. Таким образом, арбитражный суд был вправе принять исковое заявление швейцарской фирмы, сопровождаемое иностранным документом с заверенным переводом на русский язык, представленным в качестве письменных доказательств заявленных требований в полном соответствии с требованиями, установленными международным договором.

В случае отсутствия апостиля соответствующие документы не имеют доказательственной силы и соответственно судебный акт подлежит отмене.

Представитель фирмы «Си Фейт Венчурс С.А.», находящейся в Греческой Республике, Волобуев В.В. обратился в Краснодарский краевой суд с ходатайством о разрешении принудительного исполнения на территории России окончательного арбитражного решения Международного арбитражного суда (г. Пирей, Греция) по делу о взыскании с Новороссийской государственной морской академии в пользу указанной фирмы денежных средств. Краснодарский краевой суд удовлетворил ходатайство, однако по кассационной жалобе морской академии определение суда было отменено. Одним из оснований отмены было несоблюдение положений Гаагской конвенции 1961 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда России (определение по делу N 18-Г01-2 от 12 февраля 2001 г.) отметила следующее.

К ходатайству, поступившему на рассмотрение краевого суда, приложен ряд официальных документов, совершенных на территории Греции, в том числе доверенность от фирмы «Си Фейт Венчурс С.А.», выданная в Греции, скрепленная печатью организации, имеющей местонахождение в Панаме. Однако данных о легализации иностранных официальных документов суду не представлено.

Греция и Россия являются участницами Гаагской конвенции 1961 г., вступившей для них в силу соответственно 18 июня 1985 г. и 31 мая 1992 г. В соответствии с требованиями ст. 3 Конвенции единственной формальностью, которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и в надлежащем случае подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ, является проставление предусмотренного ст. 4 апостиля компетентным органом государства, в котором этот документ был совершен. Представленные заявителем официальные документы не соответствует данным требованиям, апостиль компетентным органом государства, в котором эти документы совершены, не проставлен, в связи с чем отсутствует перевод апостиля, заверенный нотариусом. Такие документы не могли быть использованы судом в целях установления существования и содержания закрепленных в них прав.

Не может быть признана и доверенность, представленная Волобуевым В.В. в заседание кассационной инстанции, так как эта доверенность выдана гражданином Пипиносом И., его полномочия в качестве руководителя фирмы «Си Фейт Венчурс С.А.» в соответствии с законодательством страны регистрации фирмы, а также подлинность печати не удостоверены.

Если, например, органы юстиции отказываются проставить апостиль, то такие дела подведомственны соответствующим судам по жалобам заинтересованных лиц. Можно привести Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 июня 1997 г. N 4628/96.

ОАО «Пионерская база океанического рыболовного флота» обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с иском к отделу юстиции администрации Калининградской области о признании недействительным отказа от проставления апостиля на нотариальной надписи. Определением от 15 апреля 1996 г. в принятии заявления отказано, поскольку представленное истцом письмо отдела юстиции администрации Калининградской области не является актом, подлежащим обжалованию в соответствии со ст. 22 АПК. Постановлением апелляционной и кассационной инстанций определение оставлено без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ предлагалось названные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение. Президиум удовлетворил протест по следующим основаниям. Согласно ч. 2 ст. 22 АПК к экономическим спорам, разрешаемым арбитражным судом, в частности, относятся споры о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, не соответствующих законам и иным нормативным правовым актам и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан.

В соответствии со ст. 1 Гаагской конвенции 1961 г. апостиль проставляется на официальные документы, которые были совершены на территории одного из договаривающихся государств и должны быть представлены на территории другого договаривающегося государства. Согласно письму Министерства юстиции РСФСР от 17 марта 1992 г. N 7-2/26 «О проставлении апостиля» органы юстиции на местах проставляют апостиль на документах, исходящих от подведомственных им органов и учреждений органов юстиции и соответствующих судебных органов республики, края, области, округа, города, а также на копиях и иных документах, засвидетельствованных в нотариальном порядке в той республике, крае, области, округе, городе.

Письмом от 12 марта 1996 г. N 280 отдел юстиции администрации Калининградской области отказал истцу в проставлении апостиля. Следует признать, что указанное письмо является ненормативным актом органа управления. В исковом заявлении указано, что упомянутый акт нарушает право истца и не соответствует требованиям законодательства. При указанных обстоятельствах суд необоснованно пришел к выводу о неподведомственности спора арбитражному суду, поэтому принятые по делу судебные акты подлежат отмене, а дело - передаче на новое рассмотрение[254].

На целый ряд документов требования легализации, Гаагской конвенции 1961 г., прочие требования не распространяются. В частности, Гаагская конвенция 1961 г. (ст. 1) не распространяется на документы, совершенные дипломатическими или консульскими агентами; административные документы, имеющие прямое отношение к коммерческой или таможенной операции.

Согласно п. 13 приведенных указаний Минюста РФ от 7 августа 1992 г. апостиль не проставляется на документах дипломатических или консульских учреждений, на документах, прямо относящихся к таможенным и непосредственным коммерческим операциям, т.е. на доверенностях на совершение сделок, перемещение товаров через границу, на договорах и соглашениях о поставке товаров и предоставлении услуг, выполнении различных работ и расчетов по ним и т.п. В этом плане можно отметить определенно несоответствие приданию юридической силы различным документам. Если официальные документы для получения доказательственной силы должны получить апостиль, хотя они исходят от уполномоченных государственных органов и должностных лиц, то коммерческая переписка, на основе которой и разрешаются дела и могут быть взысканы большие суммы, таковой не требует и получает доказательственную силу при гораздо меньших формальностях, в частности только при наличии удостоверенного перевода.

Например, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 декабря 1998 г. N 3234/98 в качестве одного из оснований к отмене решений арбитражных судов было отмечено, что у судов также не имелось правовых оснований для непризнания за письмами иностранных фирм Charter Concord Development, Ltd (Гонконг) и DGR Pacific Distribution Pte, Ltd (Венгрия) о перечислении 469950 долларов США в счет оплаты самолета ИЛ-86 N-RA 86125 значения доказательств ввиду отсутствия апостиля на данных документах. Гаагская конвенция 1961 г. предусматривает проставление апостиля только на иностранные официальные документы. Коммерческие письма фирм не являются официальными документами.

В другом примере было отмечено, что выписка по счету и иные документы коммерческого характера не относятся к официальным документам в смысле ст. 1 Гаагской конвенции 1961 г., поэтому они принимаются арбитражным судом в качестве письменных доказательств без проставления апостиля[255].

Между тем на практике бывает сложно провести разграничение между коммерческими и некоммерческими документами. Кроме того, нередко и на коммерческих документах, например банковских, проставляется апостиль[256]. Поэтому многое в решении практических вопросов зависит от судебной и нотариальной практики.



[253] См.: Исаченко И. О легализации документов // Нотариальный вестник. 1999. N 5 – 6. С. 48. См. также: Шарамова Г. О применении официальных документов на территории России // Нотариальный вестник. 1998. N 4. С. 34 – 35.

[254] Вестник ВАС РФ. 1997. N 10.

[255] См.: Обзор судебной практики Федерального арбитражного суда Московского округа по рассмотрению дел с участием иностранных лиц // Вопросы правоприменения. 2000. N 2. С. 23.

[256] См.: Легализация документов, встречающихся в нотариальной практике // Нотариус. 1999. N 6. С. 68.

Предыдущая