Поиск

Реклама



Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцева, П.В. Крашенинников, Е.Ю. Юшкова, В.В. Ярков
Настольная книга нотариуса

Учебно-методическое пособие. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во «Волтерс Клувер», 2004.

Предыдущая

Глава 32. Нотариат в международном гражданском обороте

§2. Особенности совершения нотариальных действий с иностранным элементом

8. Судебная практика

Практически юридический статус иностранного лица подтверждается выпиской из торгового реестра страны происхождения или другим эквивалентным доказательством юридического статуса иностранного лица в соответствии с законодательством страны его местонахождения, гражданства или постоянного местожительства. Приведем для лучшего понимания примеры из судебной практики.

Здесь можно привести пример из информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 декабря 1996 г. N 10 «Обзор практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 года».

Австрийская фирма обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании с акционерного общества открытого типа (г. Москва) процентов за пользование и штрафа за невозврат краткосрочного кредита. Применив российское законодательство, арбитражный суд иск удовлетворил. Кассационная инстанция решение изменила, снизив сумму взыскиваемых процентов и штрафа по кредитному договору, также ссылаясь на законодательство РФ. Истец обжаловал данное решение, сославшись на то обстоятельство, что арбитражный суд, руководствуясь при вынесении решения российским законодательством, неверно решил вопрос о применимом праве и неверно рассчитал сумму задолженности российского ответчика. По мнению австрийской фирмы, кредитные средства являлись австрийскими капиталовложениями, австрийская фирма кредитовала российское предприятие, и в силу этого суду следовало применять австрийское право, так как, согласно п. 1 ст. 166 Основ гражданского законодательства СССР, права и обязанности сторон по внешнеэкономической сделке, квалифицируемой как кредитный договор, определяются, при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве, по праву страны кредитора.

В то же время истец не представил свидетельств о своем правовом статусе по праву Австрии. Ответчик представил в суд заявление российской организации о том, что истец не зарегистрирован в Австрии в качестве коммерческого предприятия и в силу последнего обстоятельства его ссылка на австрийское право несостоятельна. В такой ситуации арбитражный суд вправе исследовать вопрос о правовом статусе иностранной фирмы.

Российский Закон «Об иностранных инвестициях в РСФСР» от 4 июля 1991 г. (в настоящее время не действует) в п. "е" ст. 16 определяет, что документом, подтверждающим личность иностранного лица, является «выписка из торгового реестра страны происхождения или иного эквивалентного доказательства юридического статуса иностранного инвестора в соответствии с законодательством страны его местонахождения, гражданства или постоянного местожительства (с заверенным переводом на русский язык)». Международные договоры РФ также могут предусматривать норму о порядке определения правового статуса иностранного лица.

Так, Соглашение 1990 г. между СССР и Австрийской Республикой о содействии осуществлению и взаимной защите капиталовложений в ст. 1 определяет как австрийское «любое физическое лицо, имеющее гражданство Австрийской Республики, и любое юридическое лицо или товарищество торгового права, основанное на объединении лиц, созданное в соответствии с законодательством Австрийской Республики и имеющее свое местонахождение на территории Австрийской Республики...». Таким образом, правовой статус иностранного лица устанавливается на основе законодательства государства, его местонахождения, гражданства или постоянного местожительства и подтверждается документами, выданными компетентными органами этого государства.

Рассмотрим еще несколько примеров из арбитражной практики[234].

Так, арбитражный суд должен рассматривать спор по существу только после установления правового статуса иностранного юридического лица. Суд первой инстанции удовлетворил иск кипрской фирмы, не проверив правовой статус иностранного юридического лица. Кассационная инстанция указала, что правовой статус иностранного лица подтверждается уставными документами и выпиской из торгового реестра страны происхождения данного лица. Поскольку кипрская фирма не предоставила доказательств, на основании которых может быть установлен ее правовой статус, суд должен был прекратить производство по делу, а не рассматривать спор по существу.

Арбитражный суд определяет правовой статус иностранного юридического лица и извещает непосредственно его о времени и месте судебного разбирательства и в тех случаях, когда оно действует через представительство.

Суд первой инстанции удовлетворил иск о взыскании задолженности за неисполнение договора аренды, предъявленный от имени сингапурской фирмы представительством, находящимся на территории РФ. Все процессуальные документы направлялись судом первой и апелляционной инстанций в адрес представительства без уведомления головного предприятия - сингапурской фирмы. Суд кассационной инстанции отменил указанные акты и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, поскольку не был определен правовой статус иностранного лица, не была извещена фирма, находящаяся в Республике Сингапур, надлежащим образом о времени и месте судебного заседания. Поскольку представительство согласно ст. 55 ГК юридическим лицом не является, направление в его адрес документов не означает извещение непосредственно самого юридического лица.

Вопросы извещения юридического лица при наличии у него представительств и возможность самостоятельного участия представительства в судебном разбирательстве разрешаются судом в соответствии с информационным письмом Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. N 34 «О рассмотрении исков, вытекающих из деятельности обособленных подразделений юридических лиц».

Полномочия представительства иностранного юридического лица на ведение хозяйственной деятельности, предъявление исков от его имени и представление интересов в арбитражном суде подтверждаются доверенностью и регистрационным свидетельством представительства. При представлении интересов иностранного юридического лица в арбитражном суде представительство подтверждает свои полномочия доверенностью и регистрационным свидетельством, выданным Государственной регистрационной палатой при Министерстве юстиции России.

При оценке содержания доверенности следует учитывать истинное волеизъявление иностранного юридического лица, выдавшего доверенность.

Иностранное лицо предъявило иск о взыскании долга и процентов по генеральному соглашению о кредитной линии и его расторжении. Суд первой инстанции оставил иск без рассмотрения по п. 3 ст. 87 АПК, поскольку доверенность представителя кипрской компании не содержала полномочий представителя на подписание искового заявления. Определением апелляционной инстанции кассационная жалоба истца возвращена по п. 1 ст. 168 АПК как подписанная лицом, не имеющим право ее подписывать. Суд счел, что право на апелляцию, указанное в доверенности, не означает права на кассационное обжалование.

Кассационная инстанция отменила определение апелляционной инстанции. Как указал кассационный суд, суды первой и апелляционной инстанций оценили доверенность с нарушением требований ст. 50 АПК и ст. 185 ГК. Доверенность лица, подписавшего исковое заявление, предусматривает право поверенного на подачу апелляции во все обыкновенные и арбитражные суды. Употребленный в доверенности термин «апелляция» означает право на обжалование. Указание же на то, что поверенный может обращаться во все обыкновенные и арбитражные суды, означает, что он может обращаться во все судебные инстанции. Предоставляя поверенному право на апелляцию «во все арбитражные суды» на основании выданного письменного уполномочия, а именно так определена доверенность в ст. 185 ГК, истец уполномочил поверенного на обжалование всех судебных актов, как это и требуется по ст. 50 АПК.



[234] Содержание п. п. 71 – 74 приведено по: Обзор судебной практики Федерального арбитражного суда Московского округа по рассмотрению дел с участием иностранных лиц, утвержденный Постановлением Президиума Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 мая 2000 г. N 12 // Вопросы правоприменения. 2000. N 2. С. 18 – 25.

Предыдущая