Поиск

Реклама



Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцева, П.В. Крашенинников, Е.Ю. Юшкова, В.В. Ярков
Настольная книга нотариуса

Учебно-методическое пособие. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во «Волтерс Клувер», 2004.

Предыдущая

Глава 28. Совершение исполнительных надписей

§1. Общие условия совершения исполнительных надписей

2. Конституционность исполнительной надписи

Отдельные специалисты ставили вопрос о противоречии исполнительных надписей Конституции РФ, а именно ч. 3 ст. 35, согласно которой никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Такой подход вряд ли оправдан, поскольку исполнительная надпись, во-первых, принудительно исполняется в рамках исполнительного производства, где должнику предоставлено право защиты, в том числе в судебном порядке. Во-вторых, налоговые органы и целый ряд других органов имеют право внесудебного обращения взыскания на имущество и денежные средства должников, и эта практика признана правомерной Конституционным Судом РФ.

Так, в Определении Конституционного Суда РФ от 5 февраля 1998 г. N 21-0 по жалобе гражданина Д.А. Носкова на нарушение его конституционных прав п. 5 ст. 338 ГПК констатировано следующее. В соответствии со ст. 91 Основ законодательства РФ о нотариате критерием правомерного совершения исполнительной надписи является не только бесспорность задолженности, но и признание (подтверждение) должником своей обязанности исполнить требование, отсутствие спора между кредитором и должником о размерах и сроках подлежащего исполнению требования. Толкование всех указанных вопросов входит в компетенцию нотариусов и судов.

По новому обращению в Конституционный Суд России было вынесено другое Определение Конституционного Суда РФ, от 6 июля 2001 г. N 150-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска о проверке конституционности пункта 2 статьи 339 ГПК РСФСР, пункта 13 статьи 35, статей 89 и 93 Основ законодательства РФ о нотариате», которое также в целом подтвердило непротиворечие совершения исполнительных надписей нотариусом Конституции РФ при соблюдении на то законных предпосылок. Приведем выдержки из данного определения.

1. В производстве Октябрьского районного суда города Ижевска находится дело по жалобе ОАО «Ижевский радиозавод» на действия судебного пристава-исполнителя, отказавшегося совершить исполнительные действия по исполнительной надписи нотариуса о взыскании в пользу завода задолженности по квартплате и коммунальным услугам. Придя к выводу, что принудительное взыскание денежной суммы задолженности на основании исполнительной надписи нотариуса нарушает требования ст. 35 (ч. 3) Конституции РФ, согласно которой никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, Октябрьский районный суд города Ижевска, приостановив производство по делу, обратился в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности п. 2 ст. 339 ГПК, а также п. 13 ст. 35, ст. ст. 89 и 93 Основ законодательства РФ о нотариате, предоставляющих право нотариусу совершить на документах, устанавливающих задолженность, исполнительную надпись и взыскивать на ее основании в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством РФ для исполнения судебных решений, денежные суммы или истребовать имущество от должника.

2. Согласно п. 13 ч. 1 ст. 35 и ст. 89 Основ законодательства РФ о нотариате, действующим во взаимосвязи со ст. 5 и п. 1 ч. 1 ст. 91 названных Основ, нотариус совершает на документах, подтверждающих бесспорность задолженности или иной ответственности должника перед взыскателем, исполнительную надпись для взыскания денежных сумм или истребования имущества от должника, руководствуясь при этом Конституцией РФ, данными Основами, другими законами и иными нормативными правовыми актами, а также международными договорами. Взыскание по исполнительной надписи нотариуса в соответствии со ст. 93 Основ производится в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством РФ для исполнения судебных решений, которое относит исполнительную надпись нотариуса к исполнительным документам (п. 2 ст. 339 ГПК). Это согласуется с пп. 8 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об исполнительном производстве», предусматривающим, что исполнительными документами являются также постановления иных органов в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Из приведенных положений в их системной связи следует, что обязательным условием совершения нотариусом исполнительной надписи является бесспорность требования взыскателя к должнику. При оспаривании должником задолженности или иной ответственности перед взыскателем нотариус, по смыслу ч. ч. 1 и 3 ст. 16, ч. ч. 4 и 5 ст. 41 и ч. 1 ст. 48 Основ законодательства РФ о нотариате, не вправе совершать исполнительную надпись и должен разъяснить взыскателю его право обратиться за разрешением спора в суд. В случае же несоблюдения нотариусом установленного законом порядка и совершения исполнительной надписи при наличии спора с заявлением в суд в соответствии с ч. 2 ст. 49 указанных Основ может обратиться должник.

Из п. п. 2, 3, 4 и 6 ст. 9, п. 4 ст. 20 и п. 5 ст. 21 Федерального закона «Об исполнительном производстве» следует, что право на обращение в суд за разрешением спора сохраняется за субъектами спорных отношений и при передаче исполнительной надписи нотариуса для исполнения. В этом случае инициатива обращения может исходить как от должника в связи с принятием судебным приставом-исполнителем мер по исполнению, так и от взыскателя - в связи с отказом судебного пристава-исполнителя в совершении исполнительных действий (что и имело место в деле по жалобе ОАО «Ижевский радиозавод»). Выбор же и истолкование норм, подлежащих применению при разрешении конкретного спора, относится к компетенции суда, рассматривающего этот спор, подменять который Конституционный Суд РФ не вправе.

Исходя из изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 43 и ч. 1 ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд РФ определил отказать в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска, поскольку разрешение поставленного в нем вопроса Конституционному Суду РФ неподведомственно.

Рассматривается как вполне правомерное средство правовой защиты исполнительная надпись в практике Высшего Арбитражного Суда РФ.

Например, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 мая 1997 г. N 5491/96 отмечено, что кассационная инстанция, удовлетворяя иск о признании исполнительной надписи нотариуса не подлежащей исполнению, мотивировала свое решение только тем, что при совершении исполнительной надписи нотариус вышел за рамки закона, расширенно истолковав Перечень документов, по которым взыскание производится в бесспорном порядке на основании исполнительных надписей органов, совершающих нотариальные действия, утвержденный Постановлением Совета Министров РСФСР от 11 марта 1976 г. N 171. Тем самым кассационная инстанция превысила свои полномочия и фактически рассмотрела вопрос, относящийся к компетенции суда общей юрисдикции на основании ст. ст. 271 - 273 ГПК, и в то же время не решила спор о праве, возникший при исполнении банковской гарантии.

Между тем при рассмотрении требования о признании не подлежащей исполнению исполнительной надписи нотариуса, учиненной на банковской гарантии, арбитражный суд должен был выяснить, нарушены ли имущественные права лица в результате совершения действий по исполнительной надписи.

Оценку обстоятельствам, свидетельствующим о ненарушении имущественных прав истца в результате нотариальных действий, дал суд апелляционной инстанции, признав, что бенефициар выполнил условия банковской гарантии, предъявил требование об уплате денежной суммы в письменной форме с приложением указанных в гарантии документов. Сам факт просьбы принципала о пролонгации кредитного договора подтверждает невозможность возврата в срок ссуды и процентов за ее использование и соответственно означает отказ заемщика от своевременного выполнения своего обязательства по погашению кредита.

Поэтому, на наш взгляд, исполнительная надпись как средство защиты интересов кредиторов в гражданском обороте не противоречит Конституции России и установленным в ней принципам защиты права собственности. Кроме того, исполнительная надпись как правовое средство и соответствует международно-правовым способам защиты права собственности (см. п. 3) и вписывается в тенденцию поиска путей разгрузки судов от дел относительно бесспорного характера.

Предыдущая