Поиск

Реклама



Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцева, П.В. Крашенинников, Е.Ю. Юшкова, В.В. Ярков
Настольная книга нотариуса

Учебно-методическое пособие. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во «Волтерс Клувер», 2004.

Предыдущая

Глава 22. Наследственное право в нотариальной практике

§3. Наследование по закону

8. Призвание к наследованию нетрудоспособных иждивенцев. Наследники восьмой очереди

На основании п. 1 ст. 1148 ГК граждане, относящиеся к числу наследников по закону, нетрудоспособные к моменту открытия наследства, но не входящие в круг наследников той очереди, которая призывается к наследованию, наследуют по закону вместе и наравне с наследниками этой очереди, если не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении, независимо от того, проживали они совместно с наследодателем или нет.

К наследникам по закону относятся граждане, которые не входят в круг наследников, указанных в ст. ст. 1142 - 1145 ГК, но ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее одного года до смерти наследодателя находились на его иждивении и проживали совместно с ним. При наличии других наследников они наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию.

Как видно, нетрудоспособных иждивенцев, которые наследуют наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию, можно разделить на две категории:

- нетрудоспособные иждивенцы, входящие в круг наследников установленных законом семи очередей, независимо от их совместного проживания с наследодателем;

- нетрудоспособные иждивенцы, не входящие в круг наследников по закону, при условии их совместного проживания с наследодателем.

При отсутствии других наследников по закону нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, не входящие в круг наследников по закону, однако проживавшие совместно с наследодателем, наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди.

Отношения иждивения, сколь бы они ни были длительными, прекратившиеся за год до открытия наследства, не дают бывшему иждивенцу права на имущество наследодателя. Этот вывод сделан Верховным Судом РФ в Определении судебной коллегии от 1 июля 1993 г. Представляется, что актуальность данного судебного документа не утрачивается и в условиях действия части третьей ГК.

Обстоятельства рассматривавшегося в 1993 г. дела таковы. В 1987 г. гражданка А. обратилась в суд в интересах своего несовершеннолетнего сына с иском о взыскании суммы с Ф., сославшись на то, что последний, имея доверенность от ее бывшего мужа на распоряжение денежными вкладами, скрыв факт его смерти, получил по утратившей юридическую силу доверенности 3000 рублей и распорядился ими по собственному усмотрению.

Впоследствии в указанное гражданское дело вступила гражданка М. с самостоятельными требованиями об установлении юридического факта нахождения на иждивении наследодателя двух ее несовершеннолетних детей и признании за ними права собственности наравне с сыном умершего в порядке наследования на 1/3 долю денежного вклада за каждым.

Решением Жуковского городского суда Московской области исковые требования А. были удовлетворены частично, а иск М. - полностью.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда решение оставила без изменения. Президиум Московского областного суда решение районного суда и определение судебной коллегии областного суда отменил и дело направил на новое рассмотрение.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене состоявшихся судебных постановлений ввиду их необоснованности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ от 1 июля 1993 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Согласно ст. 532 ГК РСФСР к числу наследников по закону относятся нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти. При наличии других наследников они наследуют наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию. Удовлетворяя иск М., суд первой инстанции исходил из того, что ее дочь и сын более одного года до смерти наследодателя находились на его иждивении и имеют право наследовать вклады наравне с сыном наследодателя. Суд признал установленным, что А-н с 1974 г. проживал с М. и ее детьми одной семьей, покупал детям продукты, одежду, оплачивал завтраки и обеды в школе, занятия музыкой, танцами, иностранным языком, приобрел пианино и другие вещи, предоставлял детям для отдыха свою дачу. Его вклад в общий бюджет составлял ежемесячно 300 - 320 рублей, тогда как самой М. - 150 рублей. По мнению суда, материальная помощь А-на являлась основным и постоянным источником существования детей.

Между тем в материалах дела не содержалось сведений о том, какое конкретно содержание получали дети М. от А-на в последний год его жизни, поэтому Верховным Судом РФ отмечено, что отношения иждивения, прекратившиеся за год до открытия наследства, не дают такому иждивенцу прав на имущество наследодателя.

Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г. N 6 «О судебной практике по делам о наследовании» к нетрудоспособным следует относить:

- женщин, достигших 55 лет, и мужчин - 60 лет;

- инвалидов I, II и III групп независимо от того, назначена ли названным лицам пенсия по старости или инвалидности;

- лиц, не достигших 16 лет, а учащихся - 18 лет.

Состоящими на иждивении наследодателя следует считать нетрудоспособных лиц, находившихся на полном содержании наследодателя или получавших от наследодателя такую помощь, которая была для них основным и постоянным источником средств к существованию.

Отдельные случаи оказания материальной помощи наследодателем наследнику не могут служить доказательствами факта иждивения.

В доказательство факта нахождения на иждивении могут быть представлены следующие документы: справка органов местного самоуправления, жилищно-эксплуатационной организации или с места работы наследодателя о наличии у него иждивенцев, справка отдела социального обеспечения о назначении пенсии по случаю потери кормильца.

Однако наличие любого из указанных документов (и даже нескольких из них в совокупности) вряд ли может бесспорно свидетельствовать о факте нахождения на иждивении. Поскольку одним из условий установления данного факта является получение помощи, которая являлась бы для лица не просто постоянным, но и основным источником средств к существованию, представляется сомнительным, чтобы нотариусу с достоверностью удалось установить это обстоятельство.

Поэтому для призвания нетрудоспособных лиц, претендующих на наследство, к наследованию нотариусу целесообразно истребовать в качестве доказательства иждивенчества копию вступившего в законную силу определения суда об установлении факта нахождения нетрудоспособного лица на иждивении умершего.

Предыдущая