А.Н. Симонов
Международное право
Конспект лекций. Таганрог: ИУЭС ЮФУ, 2016.

Предыдущая

Лекция 4. Взаимодействие международного и внутригосударственного права

2. Соотношение международного права и внутригосударственного права

            Существует два основных подхода к решению вопроса о соотношении международного права и внутригосударственного: монистический, согласно которому международное и внутригосударственное право рассматриваются как части единой системы, и дуалистический, согласно которому международное и внутригосударственное право – это две различные правовые системы.

Стоит также отметить, что в условиях широких интеграционных процессов конца ХХ века, тесного переплетения, взаимопроникновения друг в друга и взаимодействия между собой различных правовых систем мира дуалистическая теория показала свою несостоятельность и на сегодняшний день превалирует монистическая теория. Однако и среди сторонников монистической концепции нет единства и, прежде всего, в решении двух вопросов:

Во-первых, является ли международное право частью правовой системы страны или же частью права? С одной стороны, поскольку правовая система государства включает в себя не только источники права (позитивное право в его собственном смысле), но и правосознание, правовую идеологию, правовую культуру и прочие подобные элементы, тогда международное право, безусловно, является частью этой системы. Но, с другой стороны, его можно рассматривать и в качестве части права как системы правовых норм, но только в той степени, в которой международно-правовые нормы тем или иным образом включены в национальное законодательство. В большинстве цивилизованных государств современного мира (в том числе и в России, о чем упомянуто в ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации) общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договора с участием этих государств являются частью национальной правовой системы.

И во вторых, каково же место международно-правовых актов в системе источников национального права? Обладают ли нормы международного права верховенством по отношению к нормам внутригосударственного права или нет? Ведь в разных странах этот вопрос решается по-разному, а, следовательно, есть предмет для исследования и анализа. В Конституции Российской Федерации, например, содержится правило, согласно которому если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. А вот в Конституции Италии сказано о том, что если в международном договоре содержатся нормы, противоречащие главному правовому акту страны, то договор не может быть заключен без ее предварительного пересмотра. На Украине несколько иначе, но также сходно с Италией: в случае противоречия Конституции отдельных положений международного договора такой договор является недействительным в части, противоречащей Конституции страны до тех пор, пока соответствующие изменения не будут внесены в Конституцию, после чего весь договор приобретает юридическую силу. А вот Конституция Республики Беларусь вообще не содержит прямого указания о месте международных договоров в системе нормативных актов республики (в ней содержится лишь указание о том, что Конституционный суд определяет «соответствие законов, декретов, указов Президента, международных, договорных и иных обязательств Республики Беларусь Конституции и международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь»). Конституция Республики Беларусь этот вопрос не раскрывает, но зато этот пробел там восполнен иным законодательством. Так, в частности, в соответствии со ст. 20 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» и ст. 15 Закона «О международных договорах Республики Беларусь» нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, имеют силу того нормативного правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора, т. е. закона – если он ратифицирован парламентом, указа – если он просто подписан президентом и т. д.

Так где же лучше решен этот вопрос: в России, в Италии и Украине или в Республике Беларусь? Однозначно ответить трудно, ведь конституция, закрепляющая суверенитет государства и устанавливающая единство правового регулирования на его территории, принципы функционирования на международной арене, является стержнем всей правовой системы страны. Все нормативные акты, действующие в стране, в том числе и международные, должны соответствовать конституции, а не противоречить ей. А о верховенстве конституции над международными договорами свидетельствует и особый порядок ее принятия, тогда как международный договор в нашей стране утверждается по схеме, характерной для принятия федерального закона. Но, в частности, наш (российский) законодатель в ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации предусмотрел иное. 

Интерес в усвоении данной темы представляет и решение вопроса о том, что российский законодатель включает в содержание понятия «общепризнанные принципы и нормы международного права», сформулированного все в той же ст. 15 Конституции Российской Федерации? (частично об этом упомянуто в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8). Проблемен также и вопрос аутентичности текстов международных договоров их официальному переводу при включении международно-правовых норм в акты национального законодательства.

            Для того, чтобы быть способными регулировать отношения с участием физических и юридических лиц, содержащиеся в международном праве правила должны войти в правовую систему страны в установленном ею порядке. Этот процесс в доктрине именуют трансформацией. Она может быть общей и индивидуальной. При общей трансформации государство устанавливает, что все или только определенные виды принятых ими международно-правых норм являются частью права страны. При индивидуальной трансформации необходимо в каждом случае вводить международные нормы во внутреннее право страны специальным актом.

Трансформация может быть прямой и опосредованной. При первой  правила международного договора порождают тождественные правила в национальном праве в силу самого акта ратификации. При второй на основе международного договора издается национальный нормативный акт, в большей или меньшей степени воспроизводящий положения международного договора.

            Усиление влияния международного права на национальное, включая конституционное, вызывает к жизни новые формы контроля за соответствием международных обязательств конституции страны. Существенную роль в этом способны играть получающие все более широкое распространение конституционные суды, основная задача которых – следить за конституционностью законодательных актов. Контроль за конституционностью международных договоров – это новая для них функция. Суды к этому вопросу подходят осторожно. Например, общие принципы служат инструментом сближения международного и национального права демократических государств. Поэтому нельзя не оценить положительно первый опыт по применению общих принципов права судами нашей страны. Складывается правовое понятие цивилизованного государства. Цивилизованным будет считаться такое государство, которое закрепит в своей правовой системе основные принципы международного права, а также права человека в качестве императивных норм. В этом отношении действующая Конституция Российской Федерации сделала важный шаг в правильном направлении, включив общепризнанные принципы и нормы международного права в правовую систему страны и уравняв общепризнанные принципы и нормы о правах человека с конституционными нормами (см.: ч. 4 ст. 15 и ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации).

            Согласно Конституции Российской Федерации (п. 4 ст. 15) международное право является частью национальной правовой системы России, а его положения имеют преимущественную силу в случае расхождения с национальными законами.

            Система международного права и система внутригосударственного права не существуют изолированно друг от друга.

            Признается фактом, что на нормообразование в международном праве оказывают влияние национальные правовые системы, которые находят отражение и учитываются во внешней политике и дипломатии государств. Международное право, в свою очередь, влияет на национальное законодательство. В ряде государств ратифицированные международные договоры автоматически становятся частью национального законодательства (в частности, в России). В законах многих государств устанавливается правило, согласно которому в случае расхождений между положениями закона и международными обязательствами преимущественную силу имеют международные обязательства.

             Субъекты международного права в принципе не могут ссылаться на свое законодательство для оправдания несоблюдения ими международных обязательств. Принятые государствами международные обязательства должны ими добросовестно соблюдаться.

            Для того, чтобы быть способными регулировать отношения с участием физических и юридических лиц, содержащиеся в международном праве правила должны войти в правовую систему страны в установленном ею порядке. Этот процесс в доктрине именуют трансформацией. Она может быть общей и индивидуальной. При общей трансформации государство устанавливает, что все или только определенные виды принятых ими международно-правых норм являются частью права страны. При индивидуальной трансформации необходимо в каждом случае вводить международные нормы во внутреннее право страны специальным актом.

Трансформация может быть прямой и опосредованной. При первой  правила международного договора порождают тождественные правила в национальном праве в силу самого акта ратификации. При второй на основе международного договора издается национальный нормативный акт, в большей или меньшей степени воспроизводящий положения международного договора.

Трансформация может осуществляться путем издания в государстве специального закона либо путем законодательного провозглашения действия международного договора на территории данного государства и обязанности всех лиц соблюдать его предписания. Известна точка зрения, согласно которой акт ратификации или одобрения государством международного договора равнозначен его превращению в составную часть национального законодательства. В теории международного права этот подход (рецепсия) нередко применяется для обозначения точного воспроизведения во внутригосударственных правовых актах формулировок международно-правовых актов. Иногда под рецепсией понимается обеспечение государством с помощью национального законодательства выполнения своих международных обязательств.

            Международное право влияет и на осуществление национальной законодательной власти. Последняя не может издавать законы, противоречащие международному праву. Законодатель ограничен международными обязательствами государства – обязан издавать законы, необходимые для осуществления норм международного права.

            Усиление влияния международного права на национальное, включая конституционное, вызывает к жизни новые формы контроля за соответствием международных обязательств конституции страны. Существенную роль в этом способны играть получающие все более широкое распространение конституционные суды, основная задача которых – следить за конституционностью законодательных актов. Контроль за конституционностью международных договоров – это новая для них функция. Суды к этому вопросу подходят осторожно. Например, общие принципы служат инструментом сближения международного и национального права демократических государств. Поэтому нельзя не оценить положительно первый опыт по применению общих принципов права судами нашей страны. Складывается правовое понятие цивилизованного государства. Цивилизованным будет считаться такое государство, которое закрепит в своей правовой системе основные принципы международного права, а также права человека в качестве императивных норм. В этом отношении действующая российская Конституция сделала важный шаг в правильном направлении, включив общепризнанные принципы и нормы международного права в правовую систему страны и уравняв общепризнанные принципы и нормы о правах человека с конституционными нормами (см.: ч. 4 ст. 15 и ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации).

Предыдущая

Поиск

Реклама