Поиск

Реклама



А.Н. Симонов
Международное право
Конспект лекций. Таганрог: ИУЭС ЮФУ, 2016.

Предыдущая

Лекция 14. Международное воздушное право

5. Международные меры по борьбе с актами незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации

            Понятие «акт незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации» сложилось в начале 70-х годов. Так, в частности, в 1970 г. была разработана и принята Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (Гаагская конвенция), а в 1971 г. – Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (Монреальская конвенция).

            В статье 1 Гаагской конвенции 1970 г. говорится: «Любое лицо на борту воздушного судна, находящегося в полете, которое:

            a) незаконно, путем насилия или угрозы применения насилия, или путем любой формы запугивания, захватывает это воздушное судно или осуществляет над ним контроль, либо пытается совершить любое такое действие, или

            b) является соучастником лица, которое совершает или пытается совершить любое такое действие, совершает преступление (в дальнейшем именуемое «преступление»)».

            В соответствии со ст. 2 указанной Конвенции «каждое Договаривающееся Государство обязуется применять в отношении такого преступления суровые меры наказания».

            Согласно ст. 1 Монреальской конвенции 1971 г. «любое лицо совершает преступление, если оно незаконно и преднамеренно:

а) совершает акт насилия в отношении лица, находящегося на борту воздушного судна в полете, если такой акт может угрожать безопасности этого воздушного судна; или

b) разрушает воздушное судно, находящееся в эксплуатации, или причиняет этому воздушному судну повреждение,  которое выводит его из строя или может угрожать его безопасности в полете; или

c) помещает или совершает действия, приводящие к помещению на воздушное судно, находящееся в эксплуатации, каким бы то ни было способом устройство или вещество, которое может разрушить такое воздушное судно или причинить ему повреждение, которое выводит его из строя, или причинить ему повреждение, которое может угрожать его безопасности в полете; или

d) разрушает или повреждает аэронавигационное оборудование или вмешивается в его эксплуатацию, если любой такой акт может угрожать безопасности воздушных судов в полете; или

            e) сообщает заведомо ложные сведения, создавая тем самым угрозу безопасности воздушного судна в полете.

            2. Любое лицо также совершает преступление, если оно:

            a) пытается совершить какое-либо из преступлений, упомянутых в пункте 1 настоящей статьи; или

            b) является соучастником лица, которое совершает или пытается совершить любое такое преступление».

            В ст. 3 Монреальской конвенции предусматривается обязанность государств сурово наказывать лиц, совершивших указанные преступления, т. е. данный вопрос оставлен на усмотрение внутригосударственного права. В идентичных положениях статей 7 Гаагской и Монреальской конвенций предусматривается: «Договаривающееся Государство, на территории которого оказывается предполагаемый преступник, если оно не выдает его, обязано без каких-либо исключений и независимо от того, совершено ли преступление на его территории, передать дело своим компетентным органам для целей уголовного преследования. Эти органы принимают решение таким же образом, как и в случае любого обычного преступления серьезного характера, в соответствии с законодательством этого Государства».

            Формально законодательство абсолютного большинства стран мира предусматривает суровые меры в отношении преступлений такого рода. В одних странах закон говорит о «воздушном пиратстве», в других – о «хайджскинге», в третьих – о незаконном захвате, в четвертых – об угоне воздушных судов, что не всегда соответствует определению понятия преступления по Токийской, Гаагской и Монреальской конвенциям.

            В Российской Федерации в соответствии с положениями Уголовного кодекса установлена уголовная ответственность за незаконное вмешательство в деятельность гражданской авиации, признаваемое как преступное деяние (см., например, главу 24 – ст. 221 «Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава», главу 27 – ст. 268 «Нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта» и др.).

            Новой тенденцией стало внесение соответствующей статьи (или даже ряда статей) по «авиационной безопасности» в двусторонние соглашения о воздушном сообщении.

Предыдущая