Поиск

Реклама



В.Т. Батычко
Гражданское право (Часть IV)

Конспект лекций. Таганрог: ТТИ ЮФУ, 2011.

 

Тема 1. Исторические аспекты развития правоотношений по вопросам интеллектуальной собственности

1.1.Возникновение и развитие интеллектуальных правоотношений за рубежом

Российская история правового регулирования отношений, связанных с интеллектуальной собственностью, более краткая по сравнению со временем правового регулирования подобных общественных отношений в мире.

Впервые охраняемая законом привилегия на право пользования изобретением была установлена в Англии в 1623 г. Статутом о монополиях. Закон наделил изобретателей правом исключительного экономического использования ремесла или его технического усовершенствования.

Первые зафиксированные сведения о правовой охране объектов интеллектуальной собственности относились к произведениям, охраняемым авторским правом (Статут королевы Великобритании и Ирландии Анны Стюарт 1710 г., предоставивший автору опубликованного произведения исключительное право разрешать его переиздание в течение 21 года с момента вступления Статута в силу. Для неопубликованных произведений срок действия исключительного права составлял 14 лет с правом его возобновления на последующие 14 лет при жизни автора. Согласно Статуту незаконная перепечатка книг наказывалась уничтожением неправомерно напечатанных экземпляров и штрафом. Охранялись согласно Статуту только книги, и в нем ничего не говорилось о других произведениях. Непременным условием принятия произведения под охрану являлась его регистрация в реестре компании книгоиздателей).

В 1787 году Конституция США обязала Конгресс: «Содействовать развитию науки и полезных ремесел, закрепляя на определенный срок за авторами и изобретателями исключительные права на их сочинения и открытия». Признание исключительных прав авторов и изобретателей на создаваемые ими результаты интеллектуального труда на уровне Основного закона государства создавало реальные гарантии американским гражданам для их занятия умственно-творческой деятельностью. Вышеуказанные положения Конституции США 1787 г. исключали какую-либо возможность Конгресса США предоставлять привилегию - милость изобретателям. Таким образом, в патентном праве Соединенных Штатов начал действовать облигаторный принцип, реализацию которого можно подтвердить выдержкой из судебного решения американского суда: «В Англии патент есть милость, даруемая на основании условий, какие заблагорассудится установить королю; у нас же патент основан на праве (is a matter of right)»[1].

Не случаен и тот факт, что американская патентная система была и наиболее выгодной для изобретателей. Привилегия - это институт вознаграждения за совершенное техническое творчество, полезное для общества, а потому американский законодатель и исходил из необходимости максимально поощрять и охранять исключительные права авторов на изобретения.

Французский закон «О праве изобретателя» 1791 г. превратил привилегию-милость в патент-право и первым в Европе начал использование новой правовой терминологии – «исключительное право». Закон признал за обладателями патентов право запрещать всем лицам использовать свое изобретение без соответствующего разрешения, а также право преследовать в судебном порядке контрафакторов. Однако на период принятия названного Закона содержание термина «исключительное право» во Франции носило проприетарный характер. Обращая внимание на психологические корни проприетарной концепции исключительных прав, А.А. Пиленко отмечал, что, приравнивая патентные и другие исключительные права к вещной собственности, сторонники данной концепции интуитивно стремились придать им свойство священности, которым долгие годы награждали право собственности. Bouflers хотел сказать: патентное право свято, а сказал: патентное право есть собственность и потому - свято. Промежуточный элемент (собственность) для него был совершенно безразличен[2].

Однако проприетарная теория не была в состоянии объяснить, почему право собственности признается за одними изобретениями и не признается за другими (например, за лекарственными веществами), хотя и они «естественно принадлежат» их авторам. Почему монопольное право, в отличие от вещного права, ограничено сроком и территорией своего действия.



[1] Пиленко А.А. Право изобретателя. М., 2001. С. 105.

[2] Пиленко А.А. Право изобретателя. М., 2001. С. 586.